Россияне не могут защищать себя, но могут защищать свой дом

В конце мая суд признал виновной жительницу Курска, которая убила мужа ножом, которым он перед этим несколько раз ударил саму преступницу.

Веселье произошло в августе прошлого года, когда мужик вспомнил, что «бьет, значит любит», и после избиения жены руками-ногами, взялся за нож. Женщина получила несколько ударов, но потом сумела выхватить оружие и ткнуть клинком в грудь любимого. Любимый скончался в больнице.

Суд долго чесал репу и наконец решил, что женщина чересчур хотела жить и превысила меры необходимой самообороны. В итоге она посидит в гостеприимной российской тюрьме, а брат русского мужика получит 200 тысяч за морального урода… то есть, за моральный ущерб.

«Мой дом — моя крепость»

И тут вовремя подъехало постановление Верховного суда Расеюшки: верховные судьи решили, что самообороной считается защита своего жилья при любой незаконной попытке проникновения, «, даже если злоумышленники не совершили нападения на проживающих в доме граждан или не угрожали им расправой».

«Расширеное» понятие самообороны очень расширяет ситуации, в которых россияне могут испытать судьбу и остаться живыми, чтобы доживать свой век в тюрьме.

Смотрите также:   Время собирать камни: что коллекционируют россияне

Также суд признал законной оборону при наличии реальной угрозы применения насилия, например, если нападающий направил на обороняющегося оружие.

Верховный суд также обязал суды исходить из принципа презумпции невиновности при разборе дел по самообороне. В частности, указал, что бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых подсудимым в свою защиту, лежит на стороне обвинения, а все сомнения в превышении пределов необходимой обороны, толкуются в пользу подсудимого.

Россияне входят в знаменательную эру «превышения», «непривышения», «презумпций» и «послезумций».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.