Китай — СССР: дорогой сотрудничества

«Я убежден в том, что сотрудничество между КНР и СССР в области экономики, торговли, науки, техники и других областях станет еще более динамичным, будут выявлены новые потенциальные возможности сотрудничества между нашими странами» (Из интервью с заместителем премьера Госсовета КНР Тянь Циюнем)

Не только общая граница, протяженность которой около 8 тысяч километров, связывает нас с Китаем. Связи уходят в далекое историческое прошлое.

До сих пор в Пекине, этом «музее под открытым небом», в его архитектурных сооружениях, храмах и дворцах хранится немало реликвий, связанных с историей наших отношений. Это и следы пребывания первых русских миссионеров, ученых, дипломатов. Кстати, православная миссия в Пекине, которая просуществовала здесь до 1955 года и на месте которой располагается сегодня советское посольство, была источником научных знаний о Китае, школой изучения китайской культуры, литературы, языка. Это была школа, из которой вышла плеяда выдающихся русских ученых-китаеведов: Илларион Рассохин, Алексей Леонтьев, Н. Я. Бичурин (Иакинф). Интересна и история старого здания советского посольства в Пекине, которое долгие годы находилось на «запретной» улице Дунцзяоминсян, в дипломатическом квартале. Именно в этом здании скрывался от реакционеров основатель Коммунистической партии Китая, один из первых китайских марксистов Ли Дачжао.

В храме «Биюньсы» на окраине Пекина хранится саркофаг из меди и хрусталя, подаренный Советским правительством, после того как стало известно о кончине выдающегося китайского революционера-демократа Сунь Ятсена. На мраморной доске выбит текст его политического завещания, обращенного к правительству Советской России.

В, И. Ленин и Сунь Ятсен стояли у истоков дружбы народов Советского Союза и Китая. Она скреплена кровью советских и китайских бойцов, плечом к плечу сражавшихся за идеалы революции, приходивших друг другу на помощь и в годы борьбы, и в годы мирного строительства.

После периода плодотворного сотрудничества между СССР и Китайской Народной Республикой наступила полоса отчуждения. Причины были разные. Политики и историки наших стран еще дадут им свою оценку. Было много и субъективного. Не принес пользы накал полемики и резкий обмен политическими обвинениями в адрес руководителей и средств массовой информации двух стран. Все это было.

Сегодня благодаря усилиям обеих сторон происходят заметные положительные изменения в отношениях СССР и КНР, налаживаются политические контакты, возрастает их уровень. Процесс нормализации советско-китайских отношений начался в 1982 году, когда был проведен первый раунд советско-китайских политических консультаций специальных представителей двух стран на уровне заместителей министров иностранных дел. С 1987 года возобновились переговоры по пограничному урегулированию между правительственными делегациями двух стран.

Советско-китайские отношения получили новый импульс, когда в конце 1988 — начале 1989 года впервые после 30-летнего перерыва в Москве и Пекине состоялись встречи министров иностранных дел Советского Союза и Китая,

Принимая в Кремле китайского министра иностранных дел товарища Цянь Цичэня, Михаил Сергеевич Горбачев сказал: «Думаю, наши коренные интересы не противоречат друг другу. А у сотрудничества есть хорошие шансы и с точки зрения внутренних потребностей, решаемых в обеих странах задач модернизации, и с точки зрения международной. Как два соседних социалистических государства, Советский Союз и Китай имеют широкие возможности для взаимовыгодного сотрудничества в области науки и техники, для обмена опытом, развития связей по линии общественных организаций в сфере культуры, молодежных и туристических обменов. Словом, речь идет о том, чтобы создать живую ткань отношений».

Переговоры в Москве китайского министра иностранных дел с членом Политбюро ЦК КПСС, министром иностранных дел СССР Э. А. Шеварднадзе оказались весьма продуктивными.

Шестидесятилетний Цянь Цичэнь, улыбаясь, называет себя «старожилом Москвы». Свою дипломатическую карьеру он начал в 50-е годы. С 1954 по 1974 год занимается Советским Союзом, 10 лет работал в китайском посольстве в Москве, пройдя путь от секретаря посольства до советника. Став заместителем министра иностранных дел, он возглавлял китайскую правительственную делегацию на 11 раундах советско-китайских политических консультаций, которые поочередно состоялись в Пекине и Москве.

В эти годы мне приходилось встречаться и беседовать с ним. Любитель чтения и многочасовых пеших прогулок, принципиальный противник алкоголя и курения, Цянь Цичэнь производит впечатление тактичного и уравновешенного человека с большим зарядом доброжелательности, не лишенного чувства юмора. Помню, во время экскурсии по телецентру в Останкине он живо интересовался работой советского телевидения, с удовольствием посмотрел мультфильмы о необыкновенных приключениях кота Леопольда и под смех присутствующих произнес: «Что же, лозунг героя этого мультфильма: «Ребята, давайте жить дружно» — можем взять на вооружение и мы — дипломаты. Хороший лозунг!»

Переговоры в Москве проходили в дружеской атмосфере и касались широкого круга вопросов, затрагивающих проблемы как двусторонних отношений, так и регионального и мирового характера. В фокусе переговоров, отразившем их главный результат, стала встреча на высшем уровне между руководителями СССР и КНР товарищами М. С. Горбачевым и Дэн Сяопином, знаменующая собой начало нового этапа в советско-китайских отношениях, их выход на качественно новую ступень.

Переговоры, начатые в Москве, были продолжены в Пекине, куда в начале февраля, накануне китайского национального праздника «чунцзе» — праздника Весны, прибыл Э. А. Шеварднадзе.

В одном из своих выступлений в Китае он сказал: «Мы выбрали хорошее время для приезда к вам в страну в канун Нового года по лунному календарю, праздника, символизирующего в Китае приход весны. Но, быть может, это выбор самого времени — времени обновления.

Обновление природы социализма, столь властно охватившего процессами перестройки и модернизации наши страны и народы. Обновление характера, сути и содержания советско-китайских отношений, уровень которых должен соответствовать месту и роли наших стран в мире». И это было действительно так. В ходе встреч и бесед в Пекине состоялся широкий обмен мнениями по основным аспектам советско-китайских отношений с точки зрения перспектив их дальнейшего развития, а также по ключевым вопросам современного международного положения.

Сегодня будущее советско-китайских отношений определяется принципами нового политического мышления. Их прочная основа — мирное сосуществование в области политических отношений, равенство и взаимная выгода в области экономического сотрудничества.

Во время переговоров в Пекине было с удовлетворением отмечено заметное улучшение отношений между нашими странами в последние годы. Констатировалось, что взаимные связи охватывают сегодня практически все сферы межгосударственного общения.

Встреч и бесед в Китае у советского министра было немало и официальных — с руководителями страны и неофициальных, не запланированных строгим и напряженным графиком работы. В частности, одна из таких встреч с гражданами КНР состоялась во время экскурсии на Великую Китайскую стену. Историк по профессии,

Э. А. Шеварднадзе отметил историческую значимость этого памятника. Отвечая на вопрос корреспондентов: «Не означает ли его присутствие здесь, что не существует больше стен, разделяющих наши страны?» — он сказал: «Пусть рушатся стены непонимания и отчужденности между народами, а этой исторической стеной пусть любуются потомки».

Маленькая девочка из Шанхая, с которой разговаривал советский министр, пригласила его в гости, в свой родной город. «Что же, — смеясь сказал Эдуард Амвросиевич, —придется воспользоваться этим приглашением». Дело в том, что на следующий день действительно была запланирована поездка в Шанхай, где должна была состояться встреча с Дэн Сяопином, одним из руководителей страны, старейшим членом Коммунистической партии Китая, ветераном китайской революции. Пожалуй, в истории Китая в последние полстолетия, не было сколько-нибудь заметного события, к которому не был бы причастен Дэн Сяопин, человек легендарной и необычной судьбы, которая делала его то Генеральным секретарем Коммунистической партии Китая и одним из главных руководителей огромного государства, то превращала в лишенного всех прав рядового узника, проходящего «перевоспитание» на безымянном заводике в китайской глубинке.

Дэн Сяопину уже 85 лет. Но этот «неистовый сычуанец» активен, как и в прежние годы; к его опыту и знаниям обращается партия; он Председатель Военного совета ЦК КПК, а также Председатель Центрального военного совета КНР. В народе его называют «архитектором китайской перестройки», «отцом китайской реформы», «Председателем». Его книга «Основные вопросы современного Китая», где изложены стратегия и тактика китайской перестройки, известна в Китае и за рубежом. Издана эта книга и у нас в стране.

Интерес к встрече Э. А. Шеварднадзе с Дэн Сяопином, которая состоялась в Шанхае, был продиктован не только перечисленными выше обстоятельствами, но и тем фактом, что это первая за последние десятилетия встреча китайского лидера с одним из представителей руководства нашей страны, так сказать, «малая встреча на высшем уровне».

Немногочисленные корреспонденты, в том числе и автор этих строк, приглашенные в небольшой особняк под Шанхаем, едва успели достать блокноты и фотоаппараты, как в комнату, где должна была состояться эта встреча, стремительно, другого слова я просто не подберу, вошел в сопровождении переводчика и секретарей невысокий, улыбающийся человек. «Я очень рад этой встрече, — сказал он, пожимая руку вышедшему к нему навстречу Шеварднадзе. — Раньше мы часто встречались с советскими друзьями. К сожалению, потом эти встречи прервались».

Начинается беседа. Цепкая память Дэн Сяопина возвращает из прошлого фамилии и имена советских людей, с которыми встречался китайский руководитель в прошлые годы: дипломатов, специалистов, деятелей культуры. Вспоминает и переводчиков с китайского языка, которые работали с ним в те далекие 50-е годы. Один из них — присутствующий на встрече заместитель министра иностранных дел СССР Игорь Алексеевич Рогачев.

Смотрите также:   Игры с ядрами

Дэн Сяопин говорит о том, что наступило время для улучшения советско-китайских отношений.

«Покончить с прошлым, открыть будущее — такая задача стоит перед нами, — говорит он. — Это чрезвычайно трудная задача, потому что она затрагивает сложные вопросы. Многие из них относятся к прошлому, поэтому, решая их, надо знать прошлое. Но это не означает, что надо ворошить его. Надо знать, помнить, учитывать его уроки, чтобы идти вперед. Главное—открыть будущее.

Как я понимаю, именно наша встреча с советским руководителем должна решить эту задачу».

Дэн Сяопин подчеркивает, что полную нормализацию советско-китайских отношений считает составной частью усилий по достижению стратегической для Китая цели —-увеличение его вклада в укрепление мира, в создание нового международного политического порядка, модернизации китайского общества.

«Мы тоже считаем, — говорит в ответ товарищ Шеварднадзе, — что под былым надо подвести черту. Следовать истине, что из прошлого надо брать не пепел, а огонь. Происходящее в наших странах повсеместное утверждение атмосферы диалога и сотрудничества, интересы мира и развития все настоятельнее обращают наши взгляды в будущее. Две такие великие социалистические державы, как Советский Союз и Китай, много могут сделать для созидания лучшего будущего — и своих народов, и всего человечества. Советско-китайская встреча на высшем уровне открывает для этого широкий простор».

Оба собеседника говорят очень образно, используя крылатые выражения, которыми так богат и русский и китайский языки. Я вижу, как нелегко приходится переводчикам, даже такого высокого класса, как опытный китайский дипломат и великолепный знаток русского языка Ли Фэнлин и его советский коллега, советник нашего посольства Дамир Байдильдин.

Дэн Сяопин закуривает сигарету. Он заядлый курильщик, и в Китае это хорошо известно. На дружеских шаржах его изображают не иначе, как с сигаретой. Я помню, как па одном из высоких заседаний в Пекине сидящий в президиуме Дэн Сяопин закурил. Из зала пришла записка с просьбой к Дэну не курить в общественном месте, а если возможно, то вообще избавиться от этой привычки, которая вредна для здоровья. И хотя под аплодисменты зала сигарета была тогда потушена, педагогического эффекта эта воспитательная мера, судя по всему, не произвела: Дэн, продолжая беседу, делает очередную затяжку.

В тот же день на пресс-конференции в Пекине Эдуард Амвросиевич так охарактеризовал эту встречу: «Я бы сказал, что атмосфера была очень теплая, хорошая, деловая. Товарища Дэн Сяопина многие из вас знают. Он человек, умудренный жизненным опытом, в его речи очень много образных, интересных высказываний. Самое главное, что я уловил, — это то, что он большой оптимист в плане перспектив улучшения и полной нормализации советско-китайских отношений».

Что ж, для такого оптимизма есть основания.

Значительный прогресс отмечается сегодня в экономическом, торговом, научном сотрудничестве: ширятся культурные связи, устанавливаются все новые контакты между общественными организациями.

Чем глубже становятся процессы обновления в наших странах, чем шире становятся реформа в Китае и мощнее процессы перестройки в Советском Союзе, тем больше выявляется сходных проблем, которые предстоит решать народам двух социалистических стран. И это сходство открывает широкие возможности для взаимополезного сотрудничества и обмена опытом.

Наши народы, занятые созидательным трудом, нуждаются в мире, в прекращении гонки вооружений, в создании эффективной системы международной безопасности, в ликвидации «горячих точек» в любом районе земного шара. Это дает возможность во многих случаях взаимодействовать в международных делах на равноправной и принципиальной основе.

И хотя в подходе к ряду международных проблем у СССР и КНР есть различия, вытекающие из внешней политики каждой из стран, их международных обязательств, структуры внешнеполитических связей, это не является препятствием на пути полной нормализации двусторонних отношений между Советским Союзом и Китаем. Лучшее подтверждение этому — встреча на высшем уровне между руководителями СССР и Китайской Народной Республики в мае 1989 года.

Несколько рейсов в неделю самолеты советской и китайской авиакомпаний совершают между столицами наших стран. И почти в каждом из них делегации: политические деятели и ученые, писатели и инженеры, представители творческих союзов, общественных организаций, туристы. Есть и молодые люди, для которых это будет первая встреча с далекой и немного таинственной страной, и поседевшие ветераны, для которых совместное сотрудничество в 50-е годы не столь уж далекое прошлое. Забронировать билеты на эту линию непросто. Переговоры о дополнительных рейсах успешно завершились в Пекине.

Не пустуют и самолеты, направляющиеся из Пекина в Москву. Обмен совершается на взаимной основе. Силен и интерес к нашим проблемам, к нашим достижениям. Для многих гостей Советского Союза это тоже не первая встреча с Москвой. С ней связаны для многих годы учебы, работы. И вспоминаются имена преподавателей, адреса друзей и коллег. Эти связи восстанавливаются. Находятся старые друзья, происходят новые встречи в Китае и Советском Союзе. Они стали сегодня неотъемлемой частью наших отношений.

На далекой сибирской станции Выя Жень Дунлян встретил свидетелей последнего боя красного Китайского полка с колчаковцами. На том месте, где высится сегодня памятник героям этой битвы, погиб его отец — Жень Фучень, о чем я рассказывал в одной из глав этой книги.

И еще одна встреча. Советский мостостроитель инженер Силин спустя несколько десятилетий вновь встретился со своими китайскими коллегами. Мост через великую китайскую реку Янцзы, который строили совместно китайские и советские инженеры, техники, рабочие, выдержал испытания временем. Так же кипит движение транспорта, разве что появилась одна новая деталь: памятная доска, где значатся имена тех, кто возводил этот мост. И первая в списке строителей фамилия — советского инженера Силина.

Этот мост, корпуса сотен предприятий, которые и сегодня составляют основу китайской промышленности, другие важные объекты китайской экономики — плоды нашего взаимного плодотворного сотрудничества.

На недавно открытый в Пекине корпункт советского телевидения и радио приходит немало писем от советских и китайских граждан с просьбой найти старых друзей, знакомых. Вот одно из них: «Дорогие товарищи, — пишут бывшие студенты педагогического института из города Хух-Хото, — просим передать горячий привет нашему преподавателю Анне Сергеевне из Новосибирска. С ней связаны самые светлые воспоминания нашей студенческой юности. На ее лекции мы шли как на праздник. Время летит быстро. У нас уже выросли дети, но мы и сейчас считаем себя студентами, учениками Анны Сергеевны. Мы никогда не забудем ее золотого сердца и гордимся, что учились русскому языку у человека, завоевавшего своим высоким искусством педагога любовь и уважение, которое мы пронесли через всю нашу нелегкую жизнь».

Работая в Китае, особенно ощущаешь, как быстро меняется настроение общественности в отношении к нашей стране. Долгие годы отсутствие широких контактов, ограниченность информации, а порой и заложенные в годы конфронтации стереотипы создавали искаженное мнение о Советском Союзе. Сейчас возникла новая атмосфера— атмосфера повышенного интереса и доброжелательности. Создают ее и средства массовой информации, которые объективно сообщают о событиях, происходящих у нас в стране; и советские фильмы, регулярно идущие не только по китайскому Центральному телевидению, но и провинциальному; выступления в Китае советских художественных коллективов, советские выставки — промышленные, научные, художественные.

Но главное, как мне кажется, — это увеличение круга лиц, числа организаций, которые непосредственно включаются в конкретную работу по сотрудничеству с нашей страной.

Прежде всего это относится к экономическому и научно-техническому сотрудничеству. Оно стало восстанавливаться в начале 80-х годов. Состоялся обмен визитами между заместителем Председателя Совета Министров СССР и заместителем Премьера Госсовета КНР, в ходе которых подписаны соглашения об экономическом и техническом сотрудничестве, товарообороте и платежах, о строительстве и реконструкции промышленных объектов и другие, заложившие фундамент для конструктивного развития наших экономических связей. Была создана межправительственная комиссия по экономическому, торговому и научно-техническому сотрудничеству.

Особое значение имело третье заседание этой комиссии, которое состоялось летом 1988 года в Пекине. Глава советской правительственной делегации кандидат в члены Политбюро, председатель Госплана СССР Ю. Д. Маслюков и его китайский коллега заместитель Премьера Госсовета, член Политбюро ЦК КПК Тянь Цзиюнь подписали новые совместные документы, расширяющие возможности нашего сотрудничества. В их числе соглашение о принципах создания и деятельности совместных предприятий, об установлении и развитии торгово-экономических связей между союзными республиками, министерствами, ведомствами, объединениями и предприятиями СССР с их китайскими партнерами на всех уровнях и другие соглашения.

Тянь Цзиюнь — видный китайский экономист и государственный деятель. Его эрудиция, фундаментальные познания в области экономики хорошо известны в Китае. Знали об этом и мы, аккредитованные в Китае иностранные корреспонденты, которым довелось бывать на пресс-конференциях, где выступал товарищ Тянь Цзиюнь.

Что думает он по поводу перспектив нашего сотрудничества, к которому как председатель китайской стороны совместной межгосударственной комиссии по экономическому сотрудничеству имеет прямое отношение?

Смотрите также:   Какие секретные ядерные ракеты есть у Китая


Нам весело (Гуанчжоу)

Я, честно говоря, не очень верил в успех, когда обратился с просьбой летом 1988 года дать интервью. Но буквально через несколько дней наша встреча состоялась. Проходила она в здании Дома народных собраний, где подписывались советско-китайские документы. Тянь Цзиюнь отметил, что в последние годы наше сотрудничество в области экономики, торговли, науки и техники, а также в других областях успешно развивается вширь и вглубь. Он привел цифру 3 миллиарда американских долларов. Именно она характеризовала уровень товарообмена между двумя странами.

— Мы удовлетворены договоренностями, достигнутыми в ходе наших переговоров с советскими коллегами. Нас, так же, как и советских коллег, радует атмосфера дружбы и взаимопонимания, которая сопутствует нашим экономическим связям. Мы убеждены, продолжал он, что сотрудничество между СССР и КНР в области экономики, торговли, науки станет еще более динамичным, что в ходе этого сотрудничества выявятся новые потенциалы и возможности. Мы готовы приложить усилия к этому. Я считаю полезным для социалистического строительства обеих стран взаимный обмен и использование опыта друг друга, полученного в ходе реформ, проходящих в наших странах. Мы желаем достижений и успехов советской перестройке, делу социалистического строительства в СССР. Китайское правительство и китайский народ высоко ценят и дорожат традиционной дружбой между народами наших стран, мы за дальнейшую нормализацию межгосударственных отношений на основе пяти принципов мирного сосуществования.

Практической работой по развитию торговли и внешнеэкономических связей с нашей страной занимается Первое управление соответствующего китайского министерства. В последнее время работы здесь явно прибавилось, а начальник управления товарищ Лю Цзинци с неизменной вежливой улыбкой чем-то напоминает начальника штаба из китайских кинофильмов на военную тему: энергичен, подтянут, высокопрофессионален. Он говорил об успешном начале реализации многих проектов нашего сотрудничества, подписанных контрактах на получение оборудования для трансформаторных подстанций ЛЭП-500. Идет согласование и подписание документов о реконструкции Харбинского льнокомбината, домны № 3 Уханьского металлургического, домны № 11 Аньшанского комбината, магниевого цеха в Фушуне, Наньчанского завода гидролиза древесины, Лоянского подшипникового завода и многих других объектов. Масштабы и география этого сотрудничества наглядно свидетельствуют о том, что наступает новый этап в наших отношениях.

— Аналогичные процессы происходят в торговле между нашими странами. За три последних года, — подчеркивает Лю Цзинци, — общий объем советско-китайской торговли составил 12 миллиардов швейцарских франков. Чем торгуем? Ассортимент самый широкий. Например, с 1986 по 1988 год Китай экспортировал в Советский Союз 290 тысяч тонн мяса и мясных консервов, 280 тысяч тонн фруктов, полтора миллиона тонн соевых бобов, 4,6 миллиона тонн кукурузы, 125 тысяч тонн хлопка, продукцию текстильной и легкой промышленности, химических заводов: вольфрам, плавиковый шпат и так далее. А из Советского Союза шли в Китайскую Народную Республику прокат черных металлов, миллионы кубометров леса, тысячи тони цветных металлов. Советский Союз поставил в Китай 64 тысячи автомобилей, 14 пассажирских самолетов и другое техническое оборудование.

Лю Цзинци особо отмечает перспективы, открывающиеся в торговле между приграничными районами наших стран. Он считает, что это явление уникальное для китайской торговли. Сейчас под нее заложен солидный юридический фундамент в виде межправительственного соглашения, подписанного в Пекине. Сумма этой торговли в 1988 году превысила 700 миллионов швейцарских франков. Для сравнения Лю приводит цифру торгового оборота 1987 года — 160 миллионов. Налицо рост в 4 раза.

И еще один резерв сотрудничества, также являющийся новым моментом в наших экономических связях, — прямые контакты между министерствами, ведомствами, предприятиями двух стран. Министерства торговли договорились об обмене потребительскими товарами, Министерство сельского хозяйства КНР и наше Министерство рыбного хозяйства ведут переговоры о совместном использовании продуктов рек и морей. Активно ведутся переговоры о создании совместных предприятий. Пока их не так уж много по сравнению с теми 10 тысячами совместных предприятий, уже действующих в Китае, но хорошее начало положено. Уже договорились о строительстве советско-китайского целлюлозно-бумажного комбината на китайской территории, совместного предприятия по изготовлению термосов в Советском Союзе, совместных предприятий в области общественного питания в Москве и Пекине.

Разговор заходит о проблемах и трудностях.

— Наверно, было бы наивным представлять себе развитие наших торгово-экономических связей как некую хорошо заасфальтированную дорогу с отлично отрегулированным двусторонним движением, —говорит Лю Цзинци. — Есть здесь и ухабы, есть и дорожные пробки, и заторы, кстати не только в переносном, но и прямом смысле слова.

Лю Цзинци имеет в виду резкое увеличение объемов перевозок внешнеторговых товаров, которые уже составляют 9 миллионов тонн в год. А способы перевозок, их организация безнадежно отстали. И стоят на пограничных железнодорожных станциях и в портах поезда и корабли с различными грузами.

Оставляют желать лучшего и формы организации торговли и расчетов, способы заключения сделок. Они тоже отстают от требований экономической реформы.

Основываясь на личном опыте журналиста, я мог бы добавить к этим критическим замечаниям китайского руководителя и свои наблюдения. Во время поездок по Китаю я не раз убеждался в том, как плохо обстоят дела с оперативной связью между торговыми партнерами в наших странах. Не только такие современные виды связи, как телетайп и телекс, сегодня недоступны многим нашим местным организациям, но и простой телефонный звонок с деловым сообщением порой превращается в неразрешимую проблему.

Касаясь темы перспектив развития наших связей, Лю Цзинци так определяет стратегию этого развития:

— Торговля по межправительственным соглашениям является главным каналом. Наряду с этим мы будем активно развивать и прямые торговые связи, и приграничное сотрудничество. Оно включает такие формы, как совместный подряд, оказание услуг, компенсационная торговля, изготовление изделий по полученным образцам. Товарищ Горбачев говорил в одном из своих выступлений о развитии экономики советского Дальнего Востока. Это открывает новые перспективы для нашего дальнейшего сотрудничества. У Китая богатый запас трудовых ресурсов, большие возможности для предоставления этому району вашей страны изделий текстильной и легкой промышленности, сельскохозяйственной продукции. И мы в свою очередь рассчитываем получать из этого региона нужные нам товары.

— Одним словом, Китай стоит за развитие торгово-экономических связей с Советским Союзом по многим направлениям и готов и дальше вносить свой вклад в это, — сказал в заключение Лю Цзинци.

Успешно развивается и научно-техническое сотрудничество между СССР и КНР. Ярким проявлением этого явились Дни советской науки и техники, состоявшиеся в Пекине летом 1988 года.

С утра перед входом на советскую выставку выстраивалась огромная очередь. Среди посетителей были не только пекинцы, но и приехавшие из других городов Китая. За последние десятилетия это крупнейшая выставка, демонстрирующая в Китае достижения СССР в научно-технической области.

Разговариваю с одним из посетителей. Это китайский научный работник Ван Сяося. Русского языка он не знает, но свободно владеет английским — обучался в свое время в США.

— Что привело вас на выставку в столь ранний час?

— Интерес и желание самому во всем разобраться. Дело в том, что довольно долго в Китае бытовала точка зрения, поддерживаемая и некоторыми органами печати, об общей отсталости советской науки и техники. Мне всегда это казалось странным. Я понимаю, что отдельная страна не может быть на первых рубежах во всех областях науки и техники, но говорить о поголовной технической отсталости государства, которое успешно осваивает космос, выпускает первоклассные станки, вряд ли оправданно. Мои коллеги, побывавшие здесь на днях, рассказывали много интересного про выставку. И вот, видите, я, как школьник, прибежал сюда спозаранку.

На выставке побывало немало молодых людей. Это новое поколение Китая, родившееся в тот период, когда после многолетнего перерыва стали восстанавливаться наши связи. О Советском Союзе они знают лишь по рассказам отцов, по газетным сообщениям, судят о нашей жизни по таким советским фильмам, как те, которые начало показывать китайское телевидение: «Служебный роман», «Вокзал для двоих», «А зори здесь тихие», «Москва слезам не верит» и некоторые другие.

Молодые люди хотят побольше узнать о почти незнакомой для них стране — Советском Союзе.

Советского космонавта Александра Александрова молодежь буквально взяла в плен. Задают вопросы, жмут руки, просят автограф.

У стендов, где демонстрируются новинки энергетики, сварочные аппараты института имени Патона, достижения транспортного машиностроения, собираются специалисты. Многие — выпускники советских вузов. Ли Юаньтун, бывший студент МВТУ имени Баумана, с интересом слушает объяснения научного консультанта Искандерова. Техника, которая представлена в разделе транспортного машиностроения, не имеет аналогов в мировой практике, и поэтому понятен интерес к ней китайского инженера.

Хорошо говорит по-русски и выпускник харьковского технического вуза Ван Жун. Выставка произвела на него большое впечатление, он приходит сюда в третий раз.

Но не только знакомство с техническими и научными достижениями СССР привлекает на выставку многочисленных посетителей. Она имеет и практический характер. Перспективы совместных научных разработок, создание на этой основе совместных предприятий, заключение деловых контрактов, подписание договоров и протоколов — все это логично вписалось в работу выставки. Я обращаюсь к Борису Леонтьевичу Толстых, заместителю Председателя Совета Министров СССР, приехавшему в Пекин на Дни советской науки и техники, с вопросом:

Смотрите также:   Армянская диаспора. Карта расселения армян в мире

— Какое значение будет иметь выставка для дальнейшего развития советско-китайских отношений?

Он ответил:

— Самое главное, что во время посещения выставки китайскими товарищами состоялось много интересных договоренностей о том, чтобы обмениваться специалистами, учеными, активизировать работу по всем линиям, в том числе и по линии создания совместных предприятий с Китаем. Сама реформа, проводимая в Китае, методы ее реализации, решение возникающих в ходе реформы проблем представляют для Советского Союза большой интерес, так как конечные цели реформ, проводимых в наших странах, совпадают. Обмен опытом в проведении реформы будет, безусловно, полезен и китайской, и советской стороне.

Б. Л. Толстых вместе с премьером Госсовета Китая Ли Пэном знакомится с выставкой. Каково его мнение о выставке?

В коротком интервью для советского телевидения, которое он дает мне после осмотра, товарищ Ли Пэн, отмечая достижения Советского Союза в области науки и техники, подчеркивает ту же мысль.

— Советско-китайское сотрудничество имеет хорошие перспективы, оно будет взаимовыгодным для наших стран.

И, как бы иллюстрируя перспективы этого сотрудничества, Центральное телевидение Китая показало не совсем обычную передачу. Миллионы китайских телезрителей стали свидетелями операции, которую делал в Пекинском госпитале известный советский хирург профессор С. Н. Федоров. Ассистировала ему китайский врач Хуан Хэйин.

После операции она поделилась мнением:

— Мы своими глазами увидели, как работают доктор Федоров и его помощники. Мы начали создавать свои операционные, используя опыт, методику и инструменты Федорова. Мы верим, что китайская микрохирургия глаза получит мощный стимул для развития после обмена опытом с советскими коллегами. В Китае 300 миллионов людей нуждаются в коррекции близорукости, и нам нужны специальные центры, так как это операции повышенного риска.

О создании таких центров в Китае мечтает и профессор С. Н. Федоров. Первые шаги на этом пути уже делаются.

Небольшой эпизод из будней совместной работы советских и китайских ученых во время Дней советской науки и техники, но в нем, как мне кажется, очень хорошо отражается новая атмосфера, в которой развиваются сейчас наши связи.

Не менее успешно развиваются культурные связи между Советским Союзом и Китайской Народной Республикой. С момента возобновления этих связей в 1985 году, когда был подписан план культурного сотрудничества между правительствами СССР и КНР на 1985 год, прошло не так уж много времени, но сделано немало.

«Дружба двух людей, как поется в популярной песне, начинается с улыбки, ну а народ, испытавший радость познания культуры другого народа, не может не питать к нему добрых чувств» — так сказал при подписании плана культурного сотрудничества между правительствами СССР и КНР на 1988—1990 годы министр культуры СССР Василий Георгиевич Захаров во время пребывания в Китае в 1988 году.

Утверждаемое в международных связях новое политическое мышление отразилось и на развитии наших отношений с Китаем в области культурного сотрудничества. Приоритет получили прямые связи. Возобновились дружеские контакты между Московской государственной консерваторией и Центральной консерваторией в Пекине. К этому сотрудничеству присоединяется и Шанхайская консерватория, хореографические училища Москвы, Пекина, Ленинграда, Шанхая. Налажено сотрудничество между Центральным радио и телевидением и киноорганизациями наших стран. Режиссеры и работники издательств, спортсмены и представители циркового искусства уже не раз бывали в гостях друг у друга, обменивались опытом, договаривались о дальнейшем сотрудничестве.

Работники крупнейшего издательства КНР «Мэйшуубаньшэ» показали мне выходящую в Китае фотокнигу об СССР. Создана она лучшими мастерами, которые делали съемки в II городах нашей страны. Одновременно советское издательство «Планета» выпустило большой фотоальбом о Китае, куда вошли работы советских фоторепортеров.

Совместные постановки спектаклей, спортивные соревнования, обмен фильмами и телепрограммами становятся нормой наших связей. Интерес в Китае к нашей культуре поистине огромен. Выступления наших артистов проходят в переполненных залах. Быстро раскупаются книги о Советской стране. «Достать» в китайском книжном магазине новинки советской литературы или впервые опубликованные после долгих лет замалчивания произведения наших писателей так же нелегко, как и у нас в стране. Во всяком случае, я, например, ни разу не видел в книжных магазинах «Детей Арбата» А. Рыбакова. «Раскуплено», — неизменно объясняли продавцы. План культурного сотрудничества включает гастроли Государственного академического Большого театра Союза ССР, советского цирка, выступления Государственного казачьего хора и других коллективов.

А советские зрители познакомятся с лучшими китайскими коллективами. Содружество двух великих культур-—это тоже отражение тех положительных процессов, которые происходят между нашими странами.

Побывала в конце 1988 года в Китае делегация советских писателей во главе с Григорием Баклановым. Ездили по стране, встречались с коллегами, директорами издательств Китая, беседовали с читателями. Побывали они и в городе Гуйяне, столице провинции Гуйчжоу. Очень далеко Гуйян от Москвы, но рабочие предприятий города хорошо помнят советских специалистов, работавших здесь в 50-е годы. О том времени напоминают и совместно построенные предприятия: городская электростанция, горно-обогатительный комбинат.

Сегодня интерес к нашей стране возрос. Провинциальные газеты помещают материалы и фотографии о Советском Союзе, об идущей в стране перестройке; сообщают о выступлениях М. С. Горбачева, в которых он касается вопросов войны, мира, советско-китайских отношений. Живет в этом городе простой рабочий Шао Вэйчан. Родился он в Шанхае в 1946 году. Там же освоил профессию слесаря, стал специалистом высокого класса; затем вместе с заводом точных приборов переехал в Гуйян. Была в КНР такая кампания, когда на помощь «бедным провинциям», а именно такой до последнего времени считалась провинция Гуйчжоу, приходили промышленные центры страны. Шао Вэйчан решил написать письмо Генеральному секретарю ЦК КПСС товарищу Горбачеву М. С. Советского руководителя хорошо знают в Гуйяне, как и во всем Китае, связывая его имя с нашей перестройкой и с миролюбивой внешней политикой СССР. Передавая свое послание Григорию Бакланову, Шао очень просил, чтобы и письмо, и небольшой сувенир, сделанный собственными руками, попали адресату. «Мое самое большое желание, — писал Шао, — чтобы народы Китая и Советского Союза всегда жили в дружбе». И еще он попросил Генерального секретаря прислать ему фотографию с автографом.

И вот мы вместе с представителем советского посольства летим в Гуйян, чтобы вручить Шао Вэйчану ответное письмо. С Шао встретились на его родном заводе во время обеденного перерыва. Он и его товарищи по цеху не скрывали своих чувств. Они взволнованы вниманием советского руководителя и приездом на завод гостей. Шао Вэйчан показывает рабочим фотографию и читает надпись: «Дорогой товарищ Шао Вэйчан! — пишет Михаил Сергеевич. — Благодарю Вас за дружеское послание. Разделяю Ваши мысли и чувства. С горячим приветом М. Горбачев».

Выражая благодарность за эти теплые слова, Шао говорит нам, что видит в этом послании знак уважения ко всем трудящимся Китая. Он считает, что в письме, отправленном в Москву, он и его товарищи по цеху выразили мысли и желания китайского народа жить в дружбе с народом нашей страны.

Говорил он и о том, что простые люди Китая с радостью ожидают приезда в страну советского руководите ля и верят, что встреча на высшем уровне руководителей двух великих социалистических стран будет способствовать укреплению этой дружбы.

Эта встреча состоялась в мае 1989 года. Народы СССР и Китая, мировое общественное мнение оценили визит в КНР М. С. Горбачева как событие мирового значения. И я хотел бы закончить эту книгу о сегодняшнем Китае еще одним интервью. Его дал М. С. Горбачев китайскому телевидению во время своего визита в Китай: «Я ощутил в эти дни, что семена, посеянные Лениным и Сунь Ятсеном, не только дали всходы, но и это дерево дружбы глубоко пустило корни. Я хочу сказать всем китайцам, что в нашем народе очень глубоки чувства уважения к китайскому народу. Но, знаете, еще больше я испытываю удовлетворение от того, что такие же чувства есть и в китайском народе... Я горячо желаю, чтобы эти глубокие традиции и чувства дружбы, которые соединяют наши народы и которые время не сумело обесценить или ослабить, укреплялись...»


Памятник Сунь Ятсену в Гуанчжоу

Из главы XV книги В.С. Куликова «Китайцы о себе»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

14 − пять =