Ужасные фотографии! Архивы Нанкинской резни включены ЮНЕСКО в реестр «Памяти мира»

Ужасные фотографии! Архивы Нанкинской резни включены ЮНЕСКО в реестр «Памяти мира»

Архивы о Нанкинской резне, совершенной японскими милитаристами в годы второй мировой войны, были официально включены в реестр программы ЮНЕСКО «Память мира». Решение было принято в ходе совещания ЮНЕСКО, проходившего 4-6 октября 2015 года в столице ОАЭ Абу-Даби. Проект был отобран из 88 заявок, представленных в ЮНЕСКО 61 страной мира.

«Это справедливый результат, который будет способствовать лучшему сохранению истории о массовой резне в Нанкине», полагает директор нанкинского музея Чжу Чэншань.

По словам Чжу Чэншаня, представляющего главу китайской делегации на совещании ЮНЕСКО, досье, подготовленное совместно 7 музеями и архивами Китая, включает в себя исторические материалы из первых рук, свидетельствующие о бесчеловечных злодеяниях японских агрессоров. Они отличаются неоспоримым авторитетом, подлинностью и уникальностью, и имеют крайне важное значение для изучения истории тех лет. В материалы, как стало известно, входят дневники очевидцев, фото- и видеоматериалы, показания иностранцев, приговоры японским военным преступникам, вынесенные Нанкинским военным трибуналом и т.д.

Ужасные фотографии! Архивы Нанкинской резни включены ЮНЕСКО в реестр «Памяти мира»

Летом 1937 года Япония начала полномасштабную войну, развив наступление на юг из оккупированных ранее северо-восточных районов Китая, и взяла штурмом Шанхай — один из оплотов вооруженных сил Китайской Республики, которая возглавлялась партией Гоминьдан. Ее лидер Чан Кайши понимал, что следующим будет тогдашняя столица страны, город Нанкин, удержать который явно не было возможности. Чан Кайши эвакуировал оттуда вглубь страны свои лучшие части, оставив в городе лишь плохо обученные войска, состоявшие из мобилизованных крестьян. Большой ошибкой оказался запрет на эвакуацию гражданского населения.

Ужасные фотографии! Архивы Нанкинской резни включены ЮНЕСКО в реестр «Памяти мира»

Нанкин был взят в кольцо, а японское командование предложило его гарнизону сдаться под гарантии безопасности. Китайские войска были деморализованы, оборона рассыпалась. Китайские солдаты массово сдавались в плен, надеясь, что их отпустят по домам в их деревни. 13 декабря 1937 года в беззащитный город вошли японцы, и началась резня, которая продолжалась шесть недель. Чудовищные сцены насилия и убийства сотен тысяч людей зафиксировали иностранцы, которые немало сделали для того, чтобы спасти хотя бы часть населения.

Ужасные фотографии! Архивы Нанкинской резни включены ЮНЕСКО в реестр «Памяти мира»

Сдавшихся китайских солдат уничтожали тысячами, причем зачастую без применения огнестрельного оружия, в целях «экономии боеприпасов». Их отводили на берег реки и здесь рубили им головы, резали и топили. Тысячи людей были похоронены заживо. Никакой пощады не было и гражданскому населению. Все парки и скверы Нанкина были завалены трупами мирных жителей. Японские офицеры устраивали соревнования по количеству зарубленных горожан, причем не щадили даже малолетних детей.

Ужасные фотографии! Архивы Нанкинской резни включены ЮНЕСКО в реестр «Памяти мира»

Ужасные фотографии! Архивы Нанкинской резни включены ЮНЕСКО в реестр «Памяти мира»

Жутким расправам подверглись женщины Нанкина, которых специально выискивали по всем домам. Десятки тысяч из них были зверски изнасилованы, многие убиты садистскими способами, напоминавшими действия сексуальных маньяков, причем на фоне их трупов японские военные фотографировались «на память». Опубликовать эти леденящие кровь фотографии не представляется возможным. Тех девушек и женщин, которые уцелели в резне, через несколько дней согнали в публичные дома для того, чтобы ублажать убийц, причем среди несчастных были даже девочки 10-12 лет.

Ужасные фотографии! Архивы Нанкинской резни включены ЮНЕСКО в реестр «Памяти мира»

Ужасные фотографии! Архивы Нанкинской резни включены ЮНЕСКО в реестр «Памяти мира»

Общее число жертв Нанкинской резни, по данным Китая, составило более 300 тысяч человек. В ходе начавшихся грабежей и мародерства в китайской столице было сожжено около трети строений.

Военные преступления в Нанкине стали одним из основных пунктов обвинений, которые были выдвинуты Международным военным трибуналом для Дальнего Востока против руководства Японии в 1946 году. Именно архивные данные с этого процесса и попали под программу защиты документального наследия ЮНЕСКО. Кроме того, туда же включены фотоснимки, иллюстрирующие события в Нанкине.

Ужасные фотографии! Архивы Нанкинской резни включены ЮНЕСКО в реестр «Памяти мира»

Руководство Японии выразило сожаление в связи с включением архивов, свидетельствующих о Нанкинской резне, в программу ЮНЕСКО «Память мира».

По мнению Японии, подготовленная в Пекине подборка о событиях в Нанкине в 1937 году искажает факты и «основана на односторонних суждениях». Именно так говорится в заявлении японского МИДа по поводу решения ЮНЕСКО. Эту позицию высказал Генсек кабинета министров Японии Есихидэ Суга. Он заявил, что ЮНЕСКО принимала свое решение «за закрытыми дверями» и не советовалась с Японией, хотя она имеет к этой истории непосредственное отношение. В Токио прямо не говорят, но намекают на то, что по крайней мере часть представленных Пекином документов — фальшивки. Господин Суга при этом предупредил: японские власти «изучают все варианты реакции» на решение ЮНЕСКО, включая прекращение финансирования.

Ужасные фотографии! Архивы Нанкинской резни включены ЮНЕСКО в реестр «Памяти мира»

Это серьезная угроза — на японские деньги приходится почти 11% бюджета этой специализированной структуры ООН. Токио сейчас фактически выступает как крупнейший донор ЮНЕСКО, поскольку США, которые покрывали 22% ее бюджета, несколько лет назад отказались делать свои взносы в знак протеста против принятия в эту организацию Палестины. Американский демарш вызвал финансовый кризис и привел к свертыванию ряда программ. Уход японских денег может на время вообще парализовать деятельность ЮНЕСКО.

Ужасные фотографии! Архивы Нанкинской резни включены ЮНЕСКО в реестр «Памяти мира»

При этом о самом факте резни никто всерьез не спорит — его опровергает только кучка ультраправых публицистов и политиков в Японии. Полемика идет о числе убитых. На токийском Международном военном трибунале для Дальнего Востока речь шла о 200 тыс. человек. В Китае сейчас утверждают, что в Нанкине было убито более 300 тыс. человек. В противовес этому правительство Японии говорит о «многочисленных погибших», но утверждает, что точную цифру установить невозможно. Большинство японских историков считает, что погибло «всего» 30 — 40 тысяч человек.

Ситуацию, бесспорно, осложняет то, что у китайской стороны по понятным причинам не может быть документов с учетом погибших, а материалы японской армии были практически целиком уничтожены в короткий период после объявления о капитуляции Токио и высадки в Японии американских оккупационных войск.

Ужасные фотографии! Архивы Нанкинской резни включены ЮНЕСКО в реестр «Памяти мира»

Ужасные фотографии! Архивы Нанкинской резни включены ЮНЕСКО в реестр «Памяти мира»

15 августа 1985 года на месте массового захоронения уничтоженных японскими агрессорами китайцев в районе Цзяндунмэнь был открыт Музей памяти жертв массовой резни в Нанкине. Мемориал служит напоминанием и предупреждением миру о недопустимости войны и геноцида. За годы с момента открытия музея его посетили более 60 миллионов человек.

источник

Там же в комментариях...

ВОЕННЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ ЯПОНЦЕВ

Война на Тихом океане, в частности, на корейском полуострове и в Китае в конце 30-х и сороковых годах прошлого столетия была со стороны Японии агрессивной. Однако в Стране восходящего солнца предпочитают говорить о том, сколько всего перенесла Япония во время войны, о тех бедах, которые испытали японцы после Хиросимы и Нагасаки. В рассказах и воспоминаниях очевидцев преобладает акцент на страданиях, которые перенес японский народ.

Почти ни слова не говорится о зверствах, которые творили солдаты и офицеры императорской армии на оккупированной территории и той страшной разрушительной силе — химической и бактериологический, которую готовили в своих секретных лабораториях японские научные фанатики. «День X» для СССР не настал только благодаря массированным налетам советских ВВС и стремительным ударам трех фронтов — 1-го и 2-го Дальневосточных и Забайкальского, направленных на расчленение и окружение группировки Квантунской армии.

В войне против Китая агрессоры осуществляли политику «трех дочиста» — «выжигай дочиста», «убивай всех дочиста», «грабь дочиста». Так, в мае 1942 года японские фашисты провели карательный поход против села Бэйтун в центральном Хэбэе. В ходе карательной операции они отравили ядовитым газом более 1000 крестьян и ополченцев. Аналогичные зверства японцев просто невозможно перечислить — карательные походы были обычной практикой оккупантов. То же они творили в двадцатых годах и на советском Дальнем Востоке.

На территории Китая с конца XIX века по середину XX века Япония совершила огромное количество военных преступлений: в 1894 оккупировала Тайвань, после русско-японской войны захватила китайские порты Люйшунь и Далянь, в 1931 году — Маньчжурию. В 1937 году японцы направили острие агрессии в Северный, Восточный и Южный Китай, а потом оккупировали Юго-Восточную Азию. Всюду, где появлялись «самураи», они сеяли смерть и насилие.

Беспрецедентные зверства японцев продолжались на протяжении всей войны, ставшей национальной трагедией китайского народа, унесшей 35 миллионов жизней и причинившей ущерб в сумме свыше 600 млрд. долларов США.

В Квантунской армии существовали «Основные правила», которые учили, как «правильно» истязать военнопленных — долго, безжалостно, причиняя максимальную боль, но не оставляя явных следов. Если же во время пыток наносилось явное увечье, то в интересах японской армии требовалось «принять решительные меры». Убей! Мертвые не говорят. К последнему случаю относилась и отправка в «отряд 731».

По официальным данным, при возведении японцами сахалянских укрепсооружений погибло 30 тысяч мирных жителей, еще 60 тысяч было уничтожено после завершения строительства. Часть их была использована при обучении японских солдат обращению с холодным оружием, на других проводили опыты в секретном «отряде 731» и потом сжигали в печах.

Химическое оружие применялось японцами на протяжении всей войны (в течение 8 лет с 1937 по 1945 годы) в 18-ти провинциях Китая. Точно зарегистрировано более 2 тысяч сражений, в ходе которых применялось химическое оружие, вызвавшее гибель более 60 тысячи человек.

1000 единиц химических бомб сбросили японцы в июле 1938 года на город Воцюй провинции Шаньси, а во время уханьской битвы — 48 тысяч снарядов с ядовитым газом. В марте 1939 года химическое оружие было применено против расквартированных в Наньчане гоминьдановских войск — полный штатный состав двух дивизионов погиб в результате отравления. С августа 1940-го в Северном Китае 11 раз применялось химическое оружие вдоль железнодорожных линий, в результате чего погибли свыше 10 тысяч китайских военнослужащих. А в мае 1942-го с помощью химоружия были уничтожены в провинции Хэбэй свыше 800 китайцев, спрятавшихся от агрессоров подземном укрытии.

Когда знаешь эти факты становится понятным почему китайцы с таким ликованием встречали советских освободителей.

ЛЮДОЕДСТВО В ЯПОНСКОЙ АРМИИ

История Второй мировой однозначно свидетельствует, что японские милитаристы нисколько не отставали от нацистов ни по количеству военных преступлений, ни по их жестокости. Даже ужасный европейский Холокост не дотягивает ни до количества, ни до «качества» зверств, которые японские оккупанты творили в Китае, Корее, Индокитае, на островах Тихого океана. Более того, в отличии от германских коллег, склонных к шаблонным действиям, японцы отличались «креативом» и «нестандартными решениями».

6-я армия гитлеровцев, окруженная в Сталинграде жестоко страдала от холода и голода, и в конце концов была вынуждена сдаться. В похожей ситуации оказались в конце войны японские войска в Китае и на островах Тихого и Индийского океанов, когда практически все пути снабжения гарнизонов были перекрыты американским флотом. Гарнизоны оставались без подкреплений, боеприпасов и еды. Но японцы в отличие от немецких союзников, быстро нашли выход, практикуя ... каннибализм.

Один из самых авторитетных специалистов по тому периоду, британский историк Энтони Бивор, указывает, что каннибализм охватил практически все гарнизоны, разбросанные по тихоокеанским островам, а также в материковом Китае и Бирме. В ходе войны в японский плен попали 132 134 солдата союзнических армий, домой из них не вернулись 35 756 человек. Условия в японском плену были ужасающими. Над военнопленными издевались, оставляли без еды и медицинской помощи. Некоторых убивали ради развлечения, а ближе к концу войны — и ради пропитания. «Это были не отдельные случаи, а общая тенденция во всех гарнизонах в Китае и на Тихом океане, которые были отрезаны от поставок из-за действий флота США», — пишет Бивор. Большая часть таких случаев произошла на Новой Гвинее и Борнео.

Если же голодающим японцам не удавалось поймать вражеского солдата или местного жителя, то поедали и своих. Задокументирован случай каннибализма на архипелаге Тититзима, когда японцы убили и съели восьмерых сбитых американских летчиков. Из ряда ему подобных он выделяется тем, что в «трапезе» принимали участие не только офицеры, но и генерал с адмиралом. Генерал-лейтенант Есио Татибама в августе 1944 года был командующим гарнизона в Чичи-Джима на острове Бонин. Однажды, напившись допьяна, он приказал поставить перед ним на колени двух пленных американских летчиков и обезглавил их. Но этого бравому генералу показалось мало. Он приказал извлечь у трупов печень и приготовить из нее сукияки – мясное блюдо с овощами. Это блюдо он и поедал в компании своих друзей.

Каннибализм как мы видим, на примере генерала, не всегда был вызван голодом. В 1946 году под суд по этому делу попали 30 человек. Пятеро из них были повешены: генерал Татибама, адмирал Мори, майор Матоба, капитан Иси и врач Тераки. Интересно, что статья за каннибализм в международном праве отсутствует. Людоеды были осуждены за «препятствование почетному захоронению».

Вот еще воспоминания индийского военнопленного Ленса Наика Хатам Али, попавшего в плен на Новой Гвинее: «Японцы начали выбирать пленных. Каждый день солдаты убивали и съедали одного заключенного. Я сам видел, как это происходило. Около 100 пленных были съедены...»

Даже японский писатель Оока Сёхэй в своем романе «Огни на равнине» описывает случаи людоедства в японской армии. Тема каннибализма в его творческой интерпретации и есть сама сущность любой войны. Но творческие интерпретации, это и есть творческие интерпретации, а каннибализм солдат микадо, как пишет Бивор, был частью «систематической и организованной военной стратегии».

Однако в Токио в упор не видят эти доказательства, и продолжают отрицать очевидные факты. Отметим, что в силу ряда причин, Японии удалось уйти от ответственности за ряд преступлений, и избежать процедуры, подобной «денацификации» в Германии. Так, например, на Международном Трибунале по Дальнему Востоку – суде над японскими военными преступниками, проходившем в Токио с 3 мая 1946 года по 12 ноября 1948 года, тема каннибализма не поднималась. Уже упомянутый нами Бивор объясняет это тем, что власти США и Австралии вступили в сговор. Официально считается, что причиной было желание пощадить чувства родственников военнопленных. Однако по всей видимости речь может идти о некоем тайном соглашении с японцами. Ведь практически сразу американцы стали рассматривать Японию, как свой «непотопляемый авианосец» — форпост против СССР, Китая и стран оказавшихся в зоне советского влияния.

Есть и еще один момент. После бомбежек Хиросимы и Нагасаки Япония в глазах общественного сознания моментально превратилась из чудовищного палача в «жертву войны». Азиатские дела мало интересовали лежащую в руинах Европу, для СССР японская кампания оказалась быстрой и победоносной, то есть без особого ожесточения, все внимание Москвы было приковано к чудовищным преступлениям нацистов на оккупированной советской территории. Американцы, австралийцы и британцы помалкивали по указанной выше причине. Ни Китай, ни Корея, не имели тогда ни соответствующих информационных ресурсов, ни международного влияния. В результате по ряду пунктов Токио сумело уйти от ответственности. И ни о каком покаянии, ни о какой компенсации жертвам речи сегодня не идет. Но об этих преступлениях 70-летней давности говорить необходимо. Потому что не выученные уроки впрок не идут — и в сегодняшней Японии вовсю осуществляется героизация военных преступников, убийц-людоедов и насильников, усиливаются милитаристские и реваншистские настроения. И вот уже Токио предъявляет территориальные претензии к соседям — России, Китаю и Корее.

СЕКСУАЛЬНЫЕ РАБЫНИ ЯПОНСКОЙ АРМИИ

Частью государственной «стратегии» милитаристской Японии было превращение женщин из оккупированных стран в сексуальных рабынь для японской солдатни. Это были тоже не единичные случаи, а государственная программа, осуществляемая японскими военными в оккупированных странах.

Сегодня японские власти имеют наглость отрицать, что эта позорная практика имела место несмотря на то, что множество эпизодов было задокументировано, а некоторые ее жертвы выжили и смогли обвинить своих мучителей.

Пак Ён Сим – одна из корейских женщин, отправленная в «походные бордели» для японских солдат. Вот ее свидетельство: «В 14 лет я была продана в ателье одежды в квартале Хупхо портового города Нампхо (у Корейского Западного моря) и работала там кухаркой, а к марту 1938 г. попала на японскую «реквизицию девушек». Японский рядовой полицейский насильственно конвоировал меня и 22-летнюю девушку в Пхеньян. В Пхеньянском вокзале, вижу, уже были 15 корейских женщин. Сначала в закрытом вагоне, а потом на машине увезли нас в китайский город Нанкин. Там было много японских казарм, а на улице Цзиньсюи – походный бордель, расположенный в трехэтажном доме. Здесь началась моя позорная жизнь сексуальной рабыни. Каждая комнатушка была в размере два на два с половиной метра, вокруг дома – заграждение из колючей проволоки".

В первый же день прибытия несчастная была жестоко изнасилована, а в дальнейшем обслуживала в сутки в среднем по 30 солдат. "Японские солдаты все, как один, бросились на меня, как злые звери. Если кто-то пытался сопротивляться, то немедленно следовало наказание: били ногами, кололи ножом. Или, если «проступок» был велик — рубили мечом голову... Истощенных и заболевших, убивали и бросали в реку. Походный бордель был кромешный ад. Через года три меня перевезли в Шанхай, а оттуда – в Рашу под Рангуном в Бирме. Там под именем «Вакахару» мне пришлось обслуживать японских пехотинцев и танкистов. Через два года опять перевезли практически на линию фронта – на границу Бирмы и Китая. Каждый день под грохот снарядов и бомб я была вынуждена удовлетворить сексуальную прихоть десятков японских солдафонов. Почти все женщины, угнанные сюда в походные бордели, погибли от заболеваний, избиения и бомбежки. Потом едва уцелевшие корейские женщины вместе с солдатами разбитой японской армии были направлены в лагерь для военнопленных в Куньмине Китая. Позже я вернулась на родину, но калекой – из-за болезни сердца и расстройства нервной системы, по ночам до сих пор мечусь в бреду. Каждый раз, когда поневоле вспоминаются те страшные дни, все тело дрожит от жгучей ненавистью к японцам. Я жила, не зная ни семейного счастья, ни радости матери-роженицы. Думая о своем злосчастном прошлом, в моей памяти воскрешает множество соотечественниц, которые на чужбине подвергались всяким мучениям и стали неприкаянными душами. Японское правительство бесстыдно устраивает всякие интриги, пытаясь скрыть свои преступления в тени истории. Я призываю совесть мира оказать давление на японское правительство, чтобы оно признало преступления прошлого, взяло ответственность за них, и постаралось компенсировать понесенные страдания невинных людей».

Следует отметить, что есть свидетельства не только жертв, но и палачей — то есть японских граждан. Так, Сэйдзи Ёсида раньше служил в «обществе трудового служения государству», что было вспомогательной организацией японской полиции. В своих воспоминаниях на тему «Я так ловил корейцев», «Японцы и корейские женщины в «походных борделях» он свидетельствовал, как оккупанты угоняли корейских женщин в «походные бордели» для своих солдат (как впрочем, и женщин из всех других захваченных ими стран). В интервью с корреспондентом японской газеты «Хоккайдо симбун» он признался: «Я был непосредственно причастен к захвату корейских женщин для походных борделей, был охотником за рабами в буквальном смысле этого слова. По моей команде свыше 1000 корейских женщин были угнаны в бордели. Происходило это так: мы прибывали в очередную деревню, и выгоняли всех женщин на улицу под контролем вооруженных полицейских. Если кто-нибудь пыталась бежать или сопротивляться, то ее сбивали с ног деревянным мечом. Не обращая внимания на слезы и крики, загоняли их палками в машины. Девушка это, или замужняя женщина, мать семейства, это никого не интересовало. Помнится, какую-то женщину забрали от грудного ребенка. А когда один 2- или 3-летний ребенок со слезами следовал за своей мамой, его подняли и с силой ударили оземь. По правде говоря, речь шла не о «вербовке», а насильственном захвате женщин ...»

Немало подтверждений позорной практики японской военщины имеется и среди документов союзников. Госархив США рассекречивает и публикует все новые доказательства захвата женщин в походные бордели для японских солдат. Недавно была оглашена документация штаба генерала Макартура от 1945 г., подтверждающая эти преступления. Документ «Учреждение аппаратов для развлечения японских солдат» был составлен 15 ноября 1945 г. от имени главного командующего объединенными войсками Макартура. В нем написано, что японские торговцы в Корее по предложению командования японских войск угнали корейских женщин в походные бордели для солдат в Бирме и других местах. При этом они действовали с разрешения и по прямому указанию японской армии…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

У нас еще много очень интересных статей! Вот только несколько из них:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

тринадцать − девять =