Женщина, которая не может ничего забыть. Гипертимезия

Некоторые люди в состоянии вспомнить любое событие из своей жизни. Хорошо ли это, и как им живется? Рассказывает журналист BBC Future Сара Китинг (Sarah Keating).

«Я помню, что когда мне была всего одна неделя от роду, меня завернули в розовое хлопчатобумажное одеяло», — говорит Ребекка Шэррок.

«И я всегда знала, когда меня держит на руках мама. Не знаю как, но я это инстинктивно чувствовала, она была моим самым любимым человеком».

Учитывая то, что большинство людей начинают себя помнить где-то лет с четырех, легко предположить, что рассказ Шэррок — всего лишь ее ностальгические фантазии, но не настоящая память.

Однако память 27-летней жительницы Брисбена (Австралия) устроена не так, как у большинства из нас: врачи поставили ей редкий диагноз — гипертимезический синдром (англ. HSAM, Highly Superior Autobiographical Memory), исключительная автобиографическая память.

При гипертимезии человек способен помнить и воспроизводить предельно высокое количество информации о собственной жизни.

Люди с гипертимезией способны мгновенно и без усилий вспомнить, что именно они делали, во что были одеты, где именно они были в любой отрезок их жизни. Они могут в деталях восстановить в памяти как новости общественной жизни, так и личные события — с точностью видеомагнитофона.

В детстве Шэррок думала, что все люди могут так. И продолжала так считать до тех пор, пока ей однажды не позвонили родители и попросили включить телевизор: там шла передача про людей с гипертимезическим синдромом.

«Это было 23 января 2011 года, — вспоминает она. — Когда участники той передачи в подробностях рассказывали то, что они помнят, репортеры не уставали повторять: это удивительно, невероятно…»

«И я спросила своих родителей: «Почему им это кажется удивительным? Разве это не нормально?» И они объяснили, что нет, не нормально, и им кажется, что у меня тот же самый синдром».

«В начале каждого месяца я отбираю самые лучшие воспоминания из этого месяца за все предыдущие годы»

Семья Ребекки связалась с учеными, о которых рассказывалось в телепередаче, девушку исследовали и в 2013 году поставили диагноз: гипертимезия.

Этот синдром был открыт в начале 2000-х, и пока в мире зарегистрировано только 60 человек с гипертимезией.

Почему же некоторым от рождения свойственна исключительная автобиографическая память?

Исследования синдрома продолжаются — явление это новое, и людей с гипертимезией известно не так много.

Но некоторые ученые предполагают, что у таких людей крупнее чем обычно височные доли (которые отвечают за долговременную память) и хвостатое ядро головного мозга (которое играет роль в процессе запоминания, а также бывает связано с неврозом навязчивых состояний).

При гипертимезии воспоминания «записываются» в мозгу с невероятной четкостью. И хотя ученым это крайне интересно, самим людям с этим синдромом он доставляет немало неудобств.

Некоторые из них рассказывают, что их воспоминания очень хорошо организованы, но Шэррок (которая к тому же аутист) говорит, что ее мозг просто замусорен, и постоянное переживание тех или иных моментов прошлого приводит к головным болям и бессоннице.

«И я спросила родителей: почему они называют это удивительным? Разве это не нормально?»

Шэррок страдает от беспокойства и депрессии, а сверхъестественная память превращает ее в «эмоциональную машину времени».

«Если я помню эпизод из детства — допустим, то что со мной случилось в три года, — то я продолжаю вновь и вновь эмоционально переживать ту ситуацию так, как будто мне три года, несмотря на то, что я уже взрослая», — рассказывает она.

Это несоответствие запутывает и порождает беспокойство.

Несмотря на все это, Ребекка Шэррок научилась использовать позитивные воспоминания для борьбы с негативными: «В начале каждого месяца я отбираю самые лучшие воспоминания из этого месяца за предыдущие годы». Это помогает справляться с теми навязчивыми эпизодами из прошлого, которые ее расстраивают.

Люди с гипертимезией могут вспомнить новости общественной жизни того или иного дня, но, как правило, так или иначе связанные с их личными ощущениями и интересами (это, видимо, помогает закрепить их в памяти).

Кроме всего прочего, гипертимезия дает нам беспрецедентную возможность взглянуть на мир глазами младенца, ребенка.

Шэррок рассказывает, что привлекало ее внимание в младенчестве и как она училась ходить.

«Я лежала в своей кроватке и вертела головой, глазея на мир вокруг себя. Например, на напольный вентилятор — я была просто зачарована им. И только когда мне исполнилось полтора года, до меня дошло: а почему бы мне не встать и не исследовать самой, что это такое?»

«Я могу управлять своими снами, поэтому у меня редко бывают кошмары»

Еще один аспект этого синдрома: он влияет на то, как люди спят. По словам Шэррок, теперь, когда она взрослая, она способна управлять своими снами. Из-за этого у нее почти не бывает кошмаров — как только она чувствует, что надвигается что-то плохое, она просто меняет ход событий во сне.

Но так было не всегда. Когда примерно с 18-месячного возраста Шэррок начала видеть сны, она не различала, где явь, а где сон.

«Поэтому по ночам я часто плакала и звала маму, — объясняет она. — Но не могла объяснить почему».

Так что, возможно, люди с синдромом гипертимезии обладают хорошими способностями к осознанным сновидениям.

Сейчас Ребекка Шэррок принимает участие в двух исследовательских проектах — с Квинслендским университетом (Австралия) и Калифорнийским университетом в Ирвайне (США). Она надеется, что результаты этих исследований, кроме всего прочего, помогут тем, кто страдает Альцгеймером.

Несмотря на яркие и ясные воспоминания о практически любом дне своей жизни, есть одно событие, которое Шэррок не помнит: как она родилась.

«Я помню все свои дни рождения, кроме одного»

«Это единственный день рождения, который я не помню, — рассказывает она. — Воспоминания о том, как я была в утробе матери, или о том, как я оттуда появилась, полностью отсутствуют. Но мне бы и не хотелось это помнить».

Несмотря на то, что порой ее сознание напоминает заедающую пластинку, Ребекка Шэррок не хотела бы ничего изменить.

«Мой аутизм не любит перемен. Я хочу, чтобы все так и осталось, потому что у меня так было всегда. Просто мне хочется найти разные способы жить с этим».

«Я привыкла к такой Ребекке, я ее хорошо знаю, и пусть я останусь такой».

В качестве иллюстраций к статье использованы работы французского художника Эдуарда Тауфенбаха (Edouard Taufenbach)

источник

08.11.2017

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.