Личное дело Брежнева: что особисты написали в его характеристике

Личное дело Брежнева: что особисты написали в его характеристике

Что особисты написали в характеристике Леонида Брежнева? Личное дело Генерального секретаря КПСС

Л.И. Брежнев руководил ядерной сверхдержавой с 1964 по 1982 гг. Одни историки называют данное время периодом застоя, а другие – эпохой развитого социализма. При этом личность самого Леонида Ильича часто воспринимается однобоко: сквозь призму его деятельности на посту генерального секретаря ЦК КПСС. Поэтому характеристики, которые давали Л.И. Брежневу особисты, кадровики и непосредственные руководители, когда он еще не занимал каких-либо значимых должностей, вызывают особый интерес. По ним можно судить о нем, как о человеке.

Нетипичный управленец

Начало трудовой деятельности будущего генсека, по мнению многих биографов, отличалось некой сумбурностью. Этот высокий и видный парень с густыми бровями довольно долго искал свое призвание, брался то за одно, то за другое дело. Переезжал с места на место.

Так, после окончания Курского землеустроительного техникума в 1927 г., молодой специалист получил направление на Урал. Там он начал заниматься общественной работой – в качестве комсомольского активиста. Но уже в 1930 г. Леонид поступил в Московский институт сельхозмашиностроения, откуда вскоре перевелся в Днепродзержинский металлургический институт, где дорос до должности секретаря вузовского парткома. Затем Л.И. Брежнев сменил еще несколько мест работы, пока в 1938 г. не пополнил, наконец, ряды советских чиновников: возглавил торготдел Днепропетровского обкома.

Известный писатель, публицист Арсений Замостьянов в книге «Сталинская гвардия. Наследники Вождя» (Москва, 2010 г.) отметил, что по своему характеру Леонид Ильич резко отличался от большинства коллег – чиновников сталинской закалки. Если практически все они являлись хладнокровными, требовательными и трудолюбивыми аскетами, то будущий генсек «… был жизнелюбив, во многом легкомыслен и своим политическим успехам обязан не столько трудолюбию, сколько обаянию, умению ладить с людьми».

Впрочем, некоторые исследователи полагают, что карьерный взлет Л.И. Брежнева – результат серьезной кадровой чистки, которая прошла перед Великой Отечественной войной в рядах высшего партийного и военного руководства страны. Эту мысль высказал, например, доктор исторических наук, генерал Дмитрий Волкогонов в своем двухтомнике «Семь вождей. Галерея лидеров СССР» (книга вторая, Москва, 1995 г.).

«Такова трагическая диалектика того страшного времени: одних навсегда уносило сталинским ветром в сибирские лагеря, других, как из революционной катапульты, вскидывало в высшие руководящие кресла. Среди этих «счастливчиков» оказался и Леонид Ильич Брежнев», – написал Д.А. Волкогонов.

Многие специалисты придерживаются мнения, что успех будущего генсека на политическом поприще – это лишь удачное стечение обстоятельств, а не закономерный итог его личных усилий и политической прозорливости.

Смотрите также:   Первая компьютерная мышь и клавиатура

Некоторые исследователи, негативно оценивающие эпоху застоя, вообще считают «дядю Леню» недалеким и недостаточно образованным партийным функционером, который в силу своего покладистого и жизнелюбивого характера оказался удобной марионеткой в руках серых кардиналов: М.А. Суслова, Ю.В. Андропова, К.У. Черненко и А.А. Громыко.

Нерадивый политработник

Великая Отечественная война застала Л.И. Брежнева на должности секретаря Днепропетровского обкома по оборонной промышленности. В сентябре 1941 г. он был назначен заместителем начальника политуправления Южного фронта, но карьера Леонида Ильича в рядах РККА не задалась. Об этом известный историк и публицист Леонид Млечин написал в своей книге «Брежнев» (Москва, 2008 г.).

Будущий генсек не числился на хорошем счету у руководства. Так, кадровик ЦК ВКП(б) Андрей Андреев не включил его фамилию в составленный для Н.С. Хрущева список перспективных украинских партийных работников, которых планировалось перевести с фронта в тыл. При этом два других секретаря Днепропетровского обкома, непосредственные коллеги Л.И. Брежнева, получили номенклатурную броню. А он всю войну прослужил в армии.

Вероятно, карьеру Л.И. Брежнева тормозили негативные характеристики от кадровиков, особистов и руководителей, которые неизбежно оседали в его личном деле.

Сотрудник Главного политуправления РККА (ГлавПУР), полковой комиссар Синявский в августе 1942 г. посетил различные воинские части, проверяя исполнение легендарного приказа № 227 «Ни шагу назад!» Этот особист доложил руководству, что политработники Брежнев, Емельянов, Рыбанин и Башилов «не способны обеспечить соответствующий перелом к лучшему в настроениях и поведении (на работе и в быту) у работников Политуправления фронта… И другие работники подвержены в своей значительной части беспечности, самоуспокоенности, панибратству, круговой поруке, пьянке и т.д.»

«Черновой работы чурается…»

Деятельность Л.И. Брежнева во фронтовые годы негативно оценивали и другие товарищи по партии. Например, генерал Д.А. Волкогонов обнародовал отчет полкового комиссара Верхорубова, обнаруженный им в архиве ГлавПУРа. Вот как в этом документе характеризуется Леонид Ильич: «Черновой работы чурается. Военные знания т. Брежнева – весьма слабые. Многие вопросы решает как хозяйственник, а не как политработник. К людям относится не одинаково ровно, склонен иметь любимчиков».

С такими характеристиками Л.И. Брежнев последовательно перенес два понижения. 8 октября 1942 г. он стал заместителем начальника политуправления Черноморской группы войск, а 1 апреля 1943 года – начальником политотдела 18-й армии.

Кстати, осенью 1942 г., когда институт комиссаров в РККА был упразднен, все работники идеологического фронта получили обычные воинские звания. При этом Леонид Ильич, согласно своей должности, мог рассчитывать на генеральские погоны, но после аттестации стал лишь полковником. Звание генерал-майора ему присвоили только осенью 1944 г.

Смотрите также:   Люблю женщин постарше. Психологи советуют перестать считать года

По мнению публициста Л.М. Млечина, Л.И. Брежнев тяжело переживал неудачи, именно поэтому в поздние годы жизни он так стремился переписать свою фронтовую биографию, наполнить ее героическим смыслом.

Недалекий простачок

А известный генерал-диссидент Петр Григоренко, который некоторое время служил под партийным руководством будущего генсека, в своей книге «В подполье можно встретить только крыс…» (Москва, 1997 г.) дал Л.И. Брежневу еще менее лестную характеристику.

«Все, кто поближе его знал, воспринимали как весьма недалекого простачка. За глаза в армии его называли – Леня, Ленечка, наш «политводитель». Думаю, что подобное отношение к нему сохранилось и в послевоенной жизни», – написал П.Г. Григоренко.

Впрочем, боевые командиры и рядовые бойцы, ходившие в атаку на врага каждый день, как правило, негативно относились к высокопоставленным политработникам, которые чаще всего отсиживались при штабах и занимались перекладыванием бумаг. А в круг обязанностей Л.И. Брежнева как раз входила организация работы политаппарата в подконтрольных воинских частях, подготовка пропагандистских материалов, прием желающих в члены партии, рассмотрение личных дел военнослужащих и т.п.

Впоследствии, граждане СССР добродушно посмеивались над тем, что авторство мемуаров Л.И. Брежнева приписывалось ему самому. В народе ходили анекдоты, что Леонид Ильич и сам не прочел свою «Малую землю». А партийные функционеры, знакомые со стилем работы генсека, прекрасно знали, что все важные документы – докладные, записки в политбюро, шифровки из-за рубежа, проекты речей – читали ему вслух сотрудники, готовившие эти бумаги. А сам начальник в это время полулежал в любимом кресле.

Л.И. Брежнев, по мнению многих товарищей по партии, вообще не любил читать.

Ленивый карьерист

Разумеется, после того как карьера Леонида Ильича пошла в гору, все нелицеприятные характеристики словно испарились из его личного дела. Никто не решился бы сказать, что Л.И. Брежнев чурается черновой работы. Тем более что он сам всегда подчеркивал свое пролетарское происхождение. А мальчик из семьи рабочих, конечно, не может вырасти лентяем.

Генерал Д.А. Волкогонов долгое время проработал в ГлавПУРе, где в 1953-1954 гг. должность замначальника занимал Л.И. Брежнев. И хотя самого будущего генсека автор двухтомника «Семь вождей» не застал, он часто общался с сотрудниками, хорошо знавшими Леонида Ильича. Например, подполковник Сергей Мезенцев, служивший при Л.И. Брежневе адъютантом, не раз вспоминал о том, как его бывший начальник тяготился работой.

Дескать, по утрам, разбирая деловую почту, он недовольно морщился и ворчал: «Опять эти ЧП, учения, собрания и портянки… Надоело…».

Смотрите также:   Ученые установили причины падения Римской империи

Да, и в деловые командировки по воинским частям замначальника ГлавПУРа мотаться не хотел, поэтому у него сложились неприязненные отношения с непосредственным руководителем – А.С. Желтовым.

«Как мне рассказывал уже в восьмидесятые годы Алексей Сергеевич Желтов, в аттестации на Брежнева, которую запросили в ЦК из Главпура в те далекие уже годы, он отметил ряд недостатков у своего подчиненного, и в том числе безынициативность и слабое напряжение в работе», – написал Д.А. Волкогонов.

Понятно, что и эта негативная характеристика Л.И. Брежнева впоследствии исчезла. А все попытки представить А.С. Желтова к званию генерала армии закончились безрезультатно.

При этом Леонид Ильич, по воспоминаниям С. Мезенцева, часто названивал старым друзьям и просил перевести его из армии на «настоящую работу», замолвить за него словечко «наверху». И добился-таки своего.

В защиту Л.И. Брежнева

Впрочем, у Леонида Ильича есть и защитники, которые считают несправедливыми все негативные характеристики, полученные будущим генсеком от особистов, руководителей, сослуживцев и кадровиков. Например, доктор философских наук Андрей Буровский в книге «Да здравствует «Застой»!» (Москва, 2010 г.) отметил, что Л.И. Брежнева никак нельзя назвать недалеким, ленивым и безынициативным человеком.

Напротив, вся карьера Леонида Ильича была построена на умении быстро вникать в любые проблемы и решать их оптимальным способом. Этот деловитый и обязательный человек умел сплотить вокруг себя людей, он искренне заботился о подчиненных. Многим товарищам реально помог, с ним хотели работать. И жизнелюбивая натура – это вовсе не отрицательная черта.

«Если даже у Брежнева и не было больших военных познаний, на фронте он труса не праздновал и дело свое делал так, что это вызывало уважение…. Брежнев не имеет никакого отношения к репрессиям эпохи Сталина. Голода не устраивал. Доносов не писал. Интригами практически не занимался», – подчеркнул А.М. Буровский.

Орынганым Танатарова

источник

22/02/21

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.