Испанский принц Дон Карлос был психопатом, а не героем?

Говорят, что Дон Карлос был героем и борцом за свободу.

Дон Карлос, наследник испанского трона и герой названной его именем трагедии Фридриха Шиллера, да и многих других театральных произведений, на самом деле никаким героем не был. Сегодня его назвали бы психопатом. Он был маленького роста, слабенький, со слишком крупной головой, искривленным позвоночником и нездоровым цветом лица. Его характеризовали полное отсутствие талантов, но избыточное самомнение и ненависть к родному отцу – королю Филиппу II, который во всем стоял у него на пути.

Дон Карлос прожил недолгую жизнь и вел себя «так странно, что даже самые ярые монархисты содрогались при мысли, что такой человек однажды может возглавить королевство, – пишет биограф. – Когда однажды ему принесли обувь, которая оказалась ему мала, он посчитал хорошей шуткой сварить туфли в кипящей воде и заставить съесть их сапожника, который стачал обувь. Как только что-то из еды было ему не по нутру, он немедленно заставлял слуг и придворных, которые оказались поблизости, съесть то же самое. Одного слугу он невзлюбил и грозил выбросить из окна, другому угрожал отрезать половой орган».

Смотрите также:   Выдуманные герои, в чье существование мы искренне верим

Посол немецкого императора писал из Мадрида, что «наследник престола ведет себя как семилетний ребенок». Посол Венеции сообщал, что «дону Карлосу никогда не нравились достойные и благородные вещи, его всегда тянуло совершить какую-нибудь гадость или непристойность». Наконец, посол английской королевы сообщал в Лондон, что ему никогда «не приходилось иметь дело с более мерзким, неосмотрительным и неистовым человеком».

Остается неразрешимой загадкой, как такой подонок мог после смерти стать героем многочисленных драм. Возможно, Шиллер и многие другие, кто возвел этого дебила на пьедестал, хотели тем самым поразить ненавистного им короля Филиппа II, руководствуясь принципом «враги наших врагов – наши друзья». По крайней мере, в испанских Нидерландах быстро распознали пропагандистское значение такого подхода и даже распространяли придуманную Шиллером версию, что дон Карлос-де перекинулся на сторону восставших и поэтому отец велел его казнить.

На самом же деле именно дон Карлос хотел убить отца (и не для того, чтобы помочь голландским повстанцам, а чтобы поскорее стать королем самому). Надо отметить, что король вел себя в этом деле очень осмотрительно – он отрицал мятежные намерения сына и повелел арестовать его, лишь, когда его заставила государственная необходимость. Но и тогда он не отравил дона Карлоса в тюрьме, как полагали многие историки, – принц, можно сказать, сам покончил с собой.

Смотрите также:   Как русские наказывали за половые преступления

Однажды он выпил очень много холодной воды, чтобы заглушить жажду после съеденного в немалом количестве наперченного паштета из мяса куропатки. Ему показалось, что мясо было наперчено нарочно, он объявил голодовку, за которой последовали кровавый понос и смерть.

Из книги «Лексикон популярных заблуждений»

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.